TTN Inc.

Как программист ушёл в грузоперевозки и не жалеет

Дата: 29.11.2017 / к списку новостей


Пока другие мечтают «войти в ИT», Дмитрий, поработав несколько лет программистом, ушёл в грузоперевозки. В беседе с корреспондентом dev.by он рассказал, как далось ему такое решение и пришлось ли о нём сожалеть.

Я вырос в небольшом белорусском городке — «почти под Парижем», как шутят у нас, имея в виду не французскую столицу, а деревеньку в Витебской области, — мои родители там даже венчались. Как и все мальчишки в нашей школе, ходил на факультатив по информатике.
Время было непростое: зарплаты у всех в округе маленькие, почти никто из нас не мог позволить себе купить компьютер. А по субботам наш учитель информатики проводил дополнительные занятия по программированию: с них всё и начиналось. Сначала Pascal изучали, BASIC, писали алгоритмы на бумажке. Потом делали то же самое на компьютерах — и видели результат.
Все в школе думали, что я стану инженером-конструктором: я дружил с техникой, что-то всё время мастерил, строил модели машин в масштабе 1:10. А в первом классе сделал себе костюм Карлсона с пропеллером, который крутился. С тех пор никто даже не сомневался, что я буду поступать в технический вуз.
Выбирал между инженерно-экономическим факультетом в БГУИР и факультетом информатики и робототехники в БНТУ. В итоге погулял по проспекту Независимости, зашел в БГУИР и решил: здесь останусь. Когда поступал, не было понятно, что программисты, как сейчас говорят, «в шоколаде» купаются. Даже ощущения, что это очень перспективная отрасль, не было.
В университете я получал повышенную стипендию — $75. И этих денег даже на оплату жилья не хватало: на первом курсе мы с другом снимали «трёшку» в Серебрянке за $200.
По совету приятеля я начал подрабатывать в грузоперевозках: принеси — подай, мебель погрузи — разгрузи. Носил вещи, таскал пианино, диваны, стиральные машинки, холодильники, грузил строительные материалы. Теперь это выходит мне боком — спина болит.
Помню, однажды перевозили пианино в старый дом на Партизанском проспекте, один из тех, что строили пленные немцы. Там деревянные лестницы: ступеньки трещали страшно, а мне казалось — это мои позвонки.
Первый заказ был где-то в Малиновке. Минск я не знал вообще — всюду ездил с картой: выйдешь из метро, разложишь на асфальте эту «простыню» и ищешь, куда дальше ехать. На первом заказе заработал $7. Как они грели душу! Я почему-то сразу начал прикидывать, сколько мне нужно так поработать, чтобы купить себе Mercedes, хотя до этого намеревался приобрести компьютер. Выходило, что за год работы можно купить машину.
Работал я много: по будням сразу после занятий мчался на очередной заказ — и до самого вечера был занят, а в выходные ещё больше, по 12-16 часов иногда вкалывал. Зарабатывал неплохо: летом иногда даже $1 тысяча в месяц выходила.
На втором курсе одногруппница познакомила меня со знакомым парнем. Он был значительно старше — почти на 15 лет, — работал программистом в Штатах, а в Минске у него была своя фирма. Разговорились — я ему понравился. Сейчас я понимаю, что он в меня просто поверил, ведь на втором курсе я только начинал изучать объектно-ориентированное программирование. Конечно, я мало что умел и вначале больше вредил его фирме, чем приносил пользу.
Офис компании, в которой я работал, располагался в квартире: мы заходили по очереди, стараясь не попадаться на глаза соседям, — кто-то в 9.00, кто-то в 9.10. Я приходил к 8.50.
Сначала я работал не за деньги, а скорее из интереса, ведь всё начиналось со $150-200. Очень старался: всё-таки человек в меня поверил — я не мог его подвести. Много учился: босс дал мне книжку по Visual Basic и почти сразу улетел домой в США. Мы постоянно созванивались, он задавал вопросы: «Что сегодня прошёл?» Я часто приходил на работу в выходные, разбирался, если что-то не понимал — звонил шефу. Но он не злился, не сетовал на то, что я его отвлекаю, а был только рад: если у меня возникают вопросы, значит, я что-то делаю.
Уже спустя пару месяцев я начал получать $300-350. За такой короткий срок зарплата выросла в два раза! Я не мог поверить, думал, что мне за два месяца заплатили. А потом в течение года мой заработок поднялся до $1,8 тысяч. Да, иногда приходилось работать по 16 часов в день, но это того стоило.
Я отучился полтора курса в университете, а потом перевёлся на дистанционное обучение, чтобы работать в компании по 8 часов. С тех пор почти многое приходилось постигать самому. Сначала изучил Visual Basic, поскольку этот язык не входил в университетскую программу, а на работе был нужен. Потом C# — на полтора года раньше, чем в университете.
«В грузоперевозках каждый день клал в карман наличные»
Если вы спросите меня, почему парень, чей доход за год вырос в 12 раз и достиг почти $2 тысяч, вдруг ушёл из ИT, я скажу: просто с того момента зарплата больше не росла, а наоборот падала и до $1 тысячи в месяц, и даже до $800. Интересных заказов становилось всё меньше, всё больше появлялось таких, которые не приносили ни денег, ни удовольствия. Выходило, что ты что-то делаешь-делаешь, а денег всё меньше, да и работы не прибавляется. Наш рабочий график сместился: мы начинали с 10.00, затем с полудня, а потом и вовсе стали приходить к 15.00 и работали до 23.00. Я приходил вечером домой — и падал без сил на кровать. А утром учился.
Конечно, можно было просто уйти в другую ИT-компанию, и такая мысль приходила мне в голову. Но я «зацепился» за перевозки, которыми все еще продолжал заниматься по выходным. И когда работы в компании становилось меньше, всё больше вкалывал физически — таскал, грузил, ездил как водитель. Для меня это стало что-то вроде обязательной «тренажёрки», только в зале ты ещё и деньги за это платишь.
Нередко так бывало: перевезёшь клиенту компьютер, а он почему-то не работает. Я предлагал: «Хотите, посмотрю!» «А ты, — спрашивал хозяин, — понимаешь в этом?» «Да, я же программист!» А он в ответ:«Как программист?! Тебе что, денег не хватает?» Я всегда отвечал: «Просто хочу жить!»
Меня подкупало то, что в грузоперевозках я каждый день клал в карман наличные — и это были хорошие деньги. Голова была свободна, а я — сам себе хозяин. Мне нужен был выходной — и я его брал, нужно было поехать в университет на консультацию или экзамен — пожалуйста! И никто не смотрел на меня косо.
В какой-то момент (я ещё работал в ИT-компании) решился и купил свою первую машину — микроавтобус Mercedes грузоподъёмностью до 3 тонн. Выбирал основательно: в него можно было погрузить трёхкомнатную квартиру, если правильно всё расположить. Как мы шутили, «тетрис по-взрослому». Почему-то так сложилось, что все мои машины — Mercedes. Вот уж действительно: мечты сбываются!
Уходил из ИT я долго — года два, наверное. В компании привыкли, что я то на месте, то меня нет. Когда заказов стало совсем мало, им даже было выгодно, чтобы я не просиживал в офисе по 8 часов в день. Мне платили по факту — только за то, что я сделал.
Мысленно возвращаясь назад, я скажу, наверное, было ещё и какое-то эмоциональное выгорание. Программист почти весь день проводит тет-а-тет с компьютером. А я люблю общаться с людьми, мне нужна отдача. А компьютер что — железяка. Какая от него отдача?! Мне не хватало живых людей, а на последнем этапе ещё и интересных проектов. А
в грузоперевозках каждый день новые люди, судьбы, ситуации. Это жизнь, движение.
Коллеги знали, куда я ухожу (я даже как-то перевозил свою компанию с одного офиса на другой), понимали и не отговаривали меня: «Это твой выбор!» Я стал развиваться в грузоперевозках, постепенно наработал постоянную клиентскую базу, купил ещё две машины.
… А потом в 26 лет меня забрали в армию. Я отчислял немалые деньги в госказну — $1,5 тысячи налогов каждый месяц. Но куда важнее, объяснили мне в военкомате, что у меня был ещё «долг перед родиной».
В армии было тяжело, не столько физически, сколько морально. Ты, образованный, воспитанный человек, чувствуешь унижение, когда тебе любой приказ доносят на языке мата. Потом я к этому привык. Но свой взвод материться отучил.
В моём личном деле значилось, что я программист. Поэтому меня определили «ближе к компьютерам»: я писал планы мероприятий, рапорты, делал в Excel базы данных. С этим каждый школьник справится, но такое ощущение, что в армии с компьютерами не очень хорошо знакомы. Или командирам просто лень это делать. Хотя у нас порой шутили, что в армии, если ты можешь набрать текст в Word — ты уже айтишник, если таблицу в Excel сделаешь — Билл Гейтс. Меня, кстати, там почему-то называли «хакер».
«Есть куда расти — можно докупить машины»
Из армии я вернулся к «разбитому корыту»: за год мои клиенты перешли к конкурентам, осталось лишь два заказчика, да и те потом разорились. Работы не было, денег тоже. А тех, кто занимался перевозками, — пруд пруди. Дело в том, что незадолго до этого вышел президентский декрет «О стимулировании предпринимательской деятельности...», и многие нагнали машин, чтобы работать.
Сейчас едешь в Гродненской или в Брестской области и видишь — в огородах у людей по 30 фур стоит, уже травой заросли.
Я не преувеличиваю! Новички не очень преуспели в грузоперевозках, но серьёзно «сбили ценники».
Тогда я начал подумывать о том, чтобы вернуться в программирование. Взял книги, начал читать: знания-то подрастерялись.
И всё же, пока я учился, меня «вывезли» грузоперевозки. И сейчас я об этом не жалею: я сам себе хозяин. Однокурсник, с которым мы продолжаем общаться, долго не понимал, почему я ушёл из ИT, постоянно призывал: «Возвращайся в программирование!» Когда он открыл свою фирму, я предложил: «А давай ты вернёшься в офис на «дядю» работать!» «Ты что, Дима! Я не хочу! Кто поработал на себя, на другого уже не сможет».

by271117_2.jpg


















Иногда я слышу: «Зачем нужно было столько лет мозги сушить в университете!» Я не сушил их, я их развивал. А потом задумайтесь, даже если программист получает $25-30 в час, в сутках ведь всего 24 часа. Выше головы разве прыгнешь? А мне есть, куда расти, — можно докупить машины, нанять людей.
Я знаю: плох тот генерал, который не был солдатом. Когда сам не крутишь баранку, не ездишь на заказы, то не знаешь, чего требовать от своих водителей. Поэтому я всегда остаюсь за рулём машины, которую «подарил» себе на Новый год 5 лет назад, — это помогает объективно оценивать работу других.
При каких условиях я остался бы в ИT — наверное, если бы понимал, ради чего я сижу перед компьютером 8 часов в день. Нужны очень интересные проекты, чтобы глаза горели, и конечно, денежное вознаграждение. Сейчас я зарабатываю не хуже, чем программисты. Мне иногда говорят, что в программировании ты всегда работаешь в плюс, в то время как в перевозках можно и в минус уйти: однажды я попал в аварию — от машины не осталось ничего. Сам чудом жив остался. Ремонт даже не делал — пришлось другую машину покупать. Или можно перевозить хрупкий груз и что-то сломать. Клиент в итоге ругается: «Кто бабе руки оторвал?» Но и здесь мне найдётся, что ответить: да, я всегда сам за всё отвечаю — больше пенять не на кого. Но это тоже меня стимулирует.
А к программированию довольно часто приходится возвращаться: знакомые просят то лабораторную работу выполнить, то контрольную: «Помоги: ты ж программист!».
Фото: Андрей Давыдчин

© 1998-2017 TTN Inc.,Russia
630091, г. Новосибирск, ул. Фрунзе, 19, офис 311

Тел./факс: +7 (383) 363-78-80, 363-78-81, 363-78-82
Тел./факс: +7 (383) 363-78-83, 363-78-84, 363-78-85
E-mail: inter@tirttn.com